22:55 

Песнь спящих гномов

Название:GALUR KHAZAD AMABUL. Glir aglareben Durin rimbar
Фэндом: Толкин Джон Р.Р. «Сильмариллион», Толкин Джон Р.Р. «Арда и Средиземье», Хоббит (кроссовер)
Персонажи: Дис, Двалин, Балин, Фили, Кили, Торин Дубощит, упоминания о далеких предках
Рейтинг: PG-13
Жанры: Эпос )) Драма, Философия, Эксперимент
Размер: Мини
Описание:В истории народа Дурина есть легенда, согласно которой в 2944 году в Большом Зале Эребора произошел невероятный случай. Во время ежегодного празднования победы и в зале вдруг были замечены двое погибших племянников Торина Дубощита, которые исчезли через пару минут бесследно. Этот случай породил множество историй, домыслов, пересудов, а так же лег в основу этой песни.
Посвящение:Большая благодарность Джону Толкину за вдохновляющее упорство, за все-все-все, что он сделал.
Большая благодарность Маленькому_Рыжему за такую хорошую заявку.
И самое гигантское спасибо тебе, Mimokhodec. За внимание, за труд и за то, что слушала меня еще тогда, когда ни строчки не было написано.

GALUR KHAZAD AMABUL
Glír aglareben Du'rin rimbar а rathasídh na úmarth nyarathar am Eglathrin na Úvínien

ПРЕДИСЛОВИЕ ПЕРЕВОДЧИКА
Так как нижеследующий текст является специфическим произведением, мы считаем необходимым прежде сказать несколько слов о природе данного издания, чтобы избежать непонимания со стороны читателя и, чтобы быть уж до конца честными, не потерпеть нежелательных убытков.
Как видно из заглавия, то, что вы держите в руках – единственный из ныне найденных образцов гномьего словотворчества.
В исследовательских кругах уже идут ожесточенные споры, можно ли считать эту находку значимой для науки или же, по ряду причин, не стоит так высоко оценивать данный текст. Причин для сомнений предостаточно: стоит лишь упомянуть, что до нас все же дошли некоторые из песен и хроник, которые можно считать своего рода творчеством этого народа. Однако, смею напомнить скептикам, что и песни, и хроники писались на всеобщем языке, и могут поведать разве что исторические сведения, а не особенности языкового наследия и мышления, как известно, тесно связанного с языком. Другая причина прохладного отношения к находке, логически вытекающая из нашего контраргумента, кажется нам более основательной. Дело в том, что любому образованному человеку известно – кхуздул, особый язык народа Дурина, не пользовался большой популярностью на протяжении всех Четырех Эпох, и до нас дошли более чем скудные сведения об этом загадочном древнем языке гномов. Используемый осторожно, в особых случаях, требующий высокого образования, быстро превратившийся в архаику язык считался эльфами неблагозвучным, а людьми – сложным. Нам известны только некоторые названия, короткие боевые кличи, географические обозначения, кропотливо собранные филологами и историками, но целостного представления о кхуздуле наука на нынешний день не располагает. Гномы неохотно делились своим языком, с которым некоторые из них сами могли быть знакомы чрезвычайно поверхностно. Те, кто все же интересовался сложной природой кхуздула, не оставили практически никаких систематизированных записей на этот счет, да и, вероятно, быстро бросали это неблагодарное занятие. Однако язык существовал и был значим для гномов. Народ без своего языка теряет свою историю, но гномы тщательно оберегали и хранили свое наследие – можно сказать, что слишком тщательно.
И прежде чем кричать на каждом углу об уникальности данного текста, его лингвистической, литературной и исторической значимости, мы не отрицаем, необходимо принять во внимание, что этот текст дошел до нас не на кхуздуле, но на синдарине.
Итак, нижеследующий текст представляет собою пока что единственный (надеемся, что «пока») древний филологический труд, полностью посвященный словесному творчеству народа Дурина. Неизвестный автор, скорее всего принадлежащий к эльфийской расе (предположение вполне логичное), предпринял поражающую по своему размаху попытку зафиксировать крошечный фрагмент словесного наследия гномов, стараясь донести его до своих современников. По сути, эта попытка – единственный образец перевода одной из оберегаемых от не-гномов эпических песен. Что двигало им, пока что остается загадкой. Восхищался ли он этим словотворчеством, если хотел донести хотя бы малую толику гномьей культуры, не связанной с металлом и камнем, до своих современников? Можно предположить, что да. Является ли эта попытка первой и единственной в своем роде? Опирался ли он на какие-то письменные источники, поиски которых продолжаются и по нынешний день, или же был в положении почетного друга, от которого язык не прятали, как от вора, и песня была исполнена?
Метод этого переводчика, старающегося перевести песню с «неблагозвучного» кхуздула на мелодичный синдарин, оказывается простым – он часто нарушает ритм, заботясь куда больше о смысле слов, чем об их порядке. Кроме того, исследователь, по-видимому, не доработал свой труд, о чем свидетельствуют несколько непереведенных отрывков, остающихся для нас на нынешний момент темными местами текста. Знаний о древнем языке недостаточно и для того, чтобы понять природу стихотворного размера (если он был) изначального текста. Работа над темными фрагментами ведется многими лингвистами, но восстановление языка занимает намного больше времени, чем издание книги. Эти темные места не стоит путать с использованием языковых калек и географических названий на кхуздуле, встречающимися в тексте. Очевидно, эти фрагменты остаются оригинальными по причине желания сохранить национальный колорит произведения. Мы так же не стали трогать их, поместив примечания с переводами в квадратных скобках. Личные имена гномьего народа переводчиком либо утаены по просьбе того, кто поведал ему эту песню, либо же не указаны из соображений этикета, либо, что так же вполне вероятно, не были доверены эльфу. Однако, это не кажется нам большим минусом, так как известно, что свои имена гномы хоронили вместе с собой, не высекая их даже на надгробиях. Так же стоит отметить, что хоть песня и посвящается событиям в Эреборе, но названия этой вершины на кхуздуле так и не найдено. Автором используются несколько перифразов, непереведенных с гномьего языка, вроде «shatur-zirak» («серебряный пик»; мы в нашем издании даем перевод таких названий в квадратных скобках). Географические названия, официально признанные таковыми, не относящиеся к сфере литературы, нами, как и автором нетронуты.
Видимо, имея возможность выбрать, автор с присущей его нации лирической настроенностью, выбирает песнь не о сражении и не об историческом событии как таковом, а легендарное происшествие, доказательств которому нет и не будет. Однако стоит отметить, что сохранение фрагментов на кхуздуле дает веское основание предполагать: отображение текста и особенности художественного мышления гномов максимально близки к оригиналу – ведь автор не устраняет эти неясности и не переделывает текст на свой вкус. Хотя и на данное утверждение есть свои контраргументы, мы все же склонны полагать, что время и наука расставят все на свои места. Итак, теперь читатель вправе отложить нашу книгу в сторону, если он так же скептически отнесется к этой находке, как многие исследователи до него. В конце концов, данный текст еще не достаточно исследован, чтобы можно было говорить о его значении для истории языка.
Что касается времени написания оригинала песни (перевод на синдарин делался, очевидно, несколько позже), мы можем только приблизительно обозначить временные рамки. Так как речь в песне идет о событиях после Битвы Пяти Воинств, песня, таким образом, не могла быть написана до 2941 года. Так же мы можем предположить, что песня была написано до 2989 года, когда Балин с отрядом гномов покидает Одинокую Гору и отправляется в Морию. Основаниями служат особенности песни – в ней преобладает позитивная тональность, подчеркивается единение народа Дурина, упоминается сам Балин, и Копи Мории предстают темным местом, напоминающим о тяжелом прошлом, тогда как светлое настоящее и будущее связываются с «сребровершинной» Одинокой Горой.
Таким образом, текст, печатаемый в данном издании, является переводом перевода. Поэтому мы советуем обратиться заинтересованных читателей к оригиналу, написанному на синдарине, если их интерес исследовательский. Несмотря на то, что мы со всей ответственностью подошли к переводу этого труда, подобные работы только вредят документу, стирая с каждой новой переработкой все больше значимых, архаичных нюансов. Однако, если читатель не владеет синдарином или же вопросы языка и культуры не столь занимают его, сколько нас, мы надеемся, он останется доволен проделанной нами работой.

Ваш Р. Дж. О’Диран
1.Спеть ли вам песню о том, как рождаются горы? Хотите ли знать, как белоснежные вырастают 2. теряясь вершиной в бесплотных небесных глубинах?3.Их гордые главы непоколебимы земными ветрами и косыми дождями, 4.крепнут и вбирают 5.мощь плоти земной. До тех пор растут 6.они ввысь, пока хладен серый камень, пока коварны потоки-реки и дружны молчащие звезды. 7.То горы великие туманами истинных сказаний объятые, 8.что рост свой до последнего дня не остановят и будут тянуться до выси, как гордые сосны.9.Вбирают силы народа, крепнут и славой своею гремят, точно обвалами грозными.10.Горы есть кости земные, 11.без них не держался бы мир, распался бы тут же и рухнул, как 12.песок оседает на дне коварноводных рек и озер.13.Вдали от других сероглавых сестер продолжает свой путь 14.гордая Шатур-Зирак [Серебрянные Пик, кхзд., здесь и далее – прим. переводчика] непреклонная – неописуемо прекрасная, остроглавая, славой шумящая 15.Одинокая Гора. Выше Бундушатура-облакодержателя скалистой кроной своею взметнулась, [темное место] …24. (…) и сердцем узнает. Глубокие вены, прорезав скалистую шкуру, 25.светом факелов освещены, и расчерчены 26.стены скупыми узорами предков. Могучее сердце свободной горы обвито 27.просторными ходами и залами светлыми. Вернулись 28.сюда покой и благодать труда честного. Не ищем отныне мест иных, 29.не знаем бед дорог палящего солнца, клеймо изгнанничества 30.стерто. Позоры забыты, вернулась слава шумящая в края опаленные. Недолжно скитаться гордому народу отныне, 31.пусть ветер развеет по земле эту весть, пусть Тхаркун-скиталец [имя Гэндальфа, кхзд.] возвестит от моря до моря: 32.изгнанники отныне возвратили свой дом, и богатство, и славу, и честь. 33.Запомнят победу и птицы, и звери, и эльфы, и люди 34.-участники брани кровавой. Много песен сложено будет, 35.но правду едину сохранит только сердце скалокронной твердыни, ибо лишь горы 36.все помнят и врать не умеют. Послушайте, 37.как правду поет молчаливый камЕнь. Три лета минуло, но слышны еще металла оглушительный гром, и стрел листопад, и земли протяжный стон, 38.и пламени блеск драгоценный. Король во славе сияет на 39.троне, увенчан гремящей победой. Плащ оторочен лоснящимся мехом, белее снега вершинного, 40.как звезды сияют перстни тяжелые, серебряным блеском горят глаза короля. 41. Лоснится богатая, косами стянута, борода. Его гордый взор 42.услаждает благоденствие и достаток свободного отныне народа. 43.Шумит голосами пышно украшенный 44.зал, песни взвиваются искрами под своды в узорах искусных, 45.весь Кхазад гуляет три дня и три ночи. 46.Тут собраны все, в единстве своем восхваляющие 47.минувшего грозную битву, которая гордость вновь ясным огнем возродила. Здесь 48.верные братья Фундинулы – седовласый мудрец и славный воитель, 49.здесь грозно могучие Глоин и Оин, 50.здесь прекрасная Дис, Траина дщерь многопечальная, не пьет и не ест в скорбном молчанье. Король подзывает 51.прекрасную Дис. Чернее ворона косы ее, белее остроглавых вершин ее кожа, 52.крепче камня руки ее, труд изведавшие, самоцветы-глаза ее мифрила блеском горящие. 53.«Чем опечалена ты, прекрасная Дис?» - подгорный король вопрошает. – «Кто посмел огорчить тебя, возлюбленная сестра горных глубин?». Ему отвечает 54.прекрасная Дис: «Сердце мое изведало горе, добрый король, 55.сверкает ярче лунного серебра слава победы, почитаемой 56.нашим народом и всеми вокруг, 57.но не вырастит на голом камне 58.полнозеленый лес и никогда я не смирюсь с горем своим ледяным». 59. Так честно отвечала подгорному владыке прекрасная Дис. «Не стоит племени Дарина 60.слушать печальные речи на празднике славном. Затаи тоску и 61.выпей янтарного меда, не подобает скалам лить слезы». Покуда гулял 62.Кхазад, воспевая победу [темное место] …(77). Храбрый Фундинул так обращался к племени Дарина, 78.вспоминая грозную сечь: «Гордый Кхазад! Празднество это принадлежит 79.не только пещерам свободным от жара, не только воле Махала, 80.не только будущим нашим славным годам! Не забывайте, 81.о тех, чьей кровью оплачена эта гора сребровершинная. Я был, как и многие, 82.там, где вершилась под грохот тверди земной судьба 83.народа. Яростью горели глаза подлых врагов, 84.камни забыли свой истинный цвет, покрытые кровью, и от сраженья как в кузнеце был жар нестерпимый. 85.Забыли мы горе и стыд, 86.пьяны золотом меда и согреты пламенем горящих 87.очагов долгожданных. Нельзя забывать ни о крови, что облакоглавую напоила, ни о гробницах гладкокаменных, 88.закрытых под корой нашей любимой скалы». Так говорил Фундинул отважный, 89.призывая подгорный народ тризну творить по усопшим, 90.вспомнив, чьей крови рубинами оплачено пиршество славное. 91.Прекрасная Дис черноглавая гордым взглядом взирает на 92.подгорный народ. Кхазад затихает, пристыженный. Мудрый Фундинул седобородый 93.встает: «Племя Дурина, Махалом любимое! 94. Послушайте, любимцы тверди земной, слова старого кхузда.95.Основа земли, кормящей и дарующей, есть непреклонные гордые скалы, 96.они помнят и ведают истину, 97.вбирают в себя славу народа – и платят 98.самоцветами пестрыми, рудой дорогой и бесценным мифрилом. 99.Возлюбленный подгорный народ, гордый Кхазад, 100.не исчезают в бездне земной безвозвратно герои. 101.Как Дарин Бессмертный не сгинул бесследно 102.и шесть раз просыпался, так 103.скалы крепнут и мощь набирают со временем. Племя отважное, 104.мы поим потом и кровью труда и войны 105.кости земные. Забыть о героях народа подгорного 106.в разгуле буйном – позор и бесчестие». Те слова короля удивили. 107.В задумчивом молчании бороду пышную гладит, глаза опустил. 108.Прекрасная Дис благодарной улыбкой 109.почесть храброму Фундинулу и брату его отплатила. Отважный Фундинул просит прощения: 110. «Многопечальная стойкая Дис черноглавая, 111.я много не ведаю – учили меня 112.молот держать и понимать только камни, ковать и копать, 113.и я не знаю слов утешения я, но и я был там, в пыли, будто дым, поднимавшейся от топота тысячи ног. 114.Мне жаль твоих сыновей многославных, 115.плативших каратами рубиновой крови за мир и за честь подгорного племени. Не гневайся на Кхазад шумящий, за них я прошу великодушия твоего».116.Прекрасная Дис признательна храброму воину за эти слова. 117.Отозвав [его] от других, она отвечает: 118. «Не твоя в том вина, храбрый воитель, что горы забрали моих сыновей! 119.Могу ли винить тебя в том, что льются дожди и от них, как и все сущее наземного мира, 120.изумруды травы прорастают? Могу ли винить я подгорный Кхазад, 121.что радость великую празднует громко? 122.И я пьянею от янтарного меда победы, вернувшей нам дом и покой! Но материнское горе борется в сердце моем с торжеством, перекрывшем [темное место, встречается название «Азалнубизар»; вероятно использовано идиоматическое выражение, связанное с громкой, но бессмысленной и кровавой победой в долине Нандугирион в войне с Орками 2793-2799 годов]123.Отныне я, что в роще осина, одинока. Будто сосна без веток, 124.я без своих сыновей многославных. Сердце материнское, как и земля, не может забыть той утраты. 125.Как в ней, во мне потоки слез и огонь затаился.126.Лавины сошли, прогремев, и истаяли. Скалами в небо возвысились 127.притчи о героях, бывших моими сынами, но 128.я не в силах тоску позабыть. Не твоя в том вина, храбрый воитель! Забудь, что услышал – в том слабость моя и позор. Не дОлжно так быть и не будет. Утаю боль и тоску во мраке горных глубин». 129.Так говорила, а алмазные слезы украдкой стирала, стоя под аркой высокой. Дрогнуло сердце сурового воина, 130.потери изведавшего. Молча любуется прекрасною Дис, гордовозвышенной и к долгу стремящейся, как 131.к солнцу сосны тянущиеся. «Прекрасная Дис, сестра сероглавых вершин! 132.В том сила твоя и слава твоя – в любви и тоске. Запомнят тебя как 133.славную мать, героев вскормившую, многопечальную Дис. Доколь ты землею себя называешь, 134.то вспомни, что кости земные когда-то были землею, 135.но крепли и славой питаемы, тянулись до выси и стали горами». Дис слышит речи Фундинула, и каждое 136.доброе слово тоску притупляет. Она поправляет косы цвета угля и говорит, сожалением каждый звук наполняя: 137.«Если свободно сердце горы, неужто, не может она 138.в благодарность дать мне проститься с семьей? 139.Судьба одарила двумя, но скала забрала их обоих, красновершинная узница!».140.Храбрый Фундинул руку кладет на плечо цвета снега наскального: 141.«Свобода той узницы куплена страшной ценой, но нельзя нарушать 142.законы земли и вершин. Нарушить те правила не могут живущие ныне – на столпах стоят скалы свободные. 143.Рассыпятся в прах порядки, коль дрогнет основа земная».
144.Холодное сердце горы полно гулом поющих камней, 145.молчанием бездвижного воздуха и спокойствием душ. 146.Из века в век молчат гробницы, не слышен жизни шум и суета работ не ведома, 147.единое дело обитателей бескрайних подгорных пещер – быть силой и славой 148.народа. Глубоки ходы и чертоги, хранящие правду веков. 149. Здесь, где камни древнейшие истины песен хранящие, сном дарина спят славой шумящие герои Кхазада. 150. Чем глубже ходы, чем глубже в тугое сердце подгорное погружаются с каждой минутой, питая корни скалистые, 151.тем выше взбирается в небо беловершинная, тем громче славой шумит непреклонная. 152.Погибшие братья! Потеря недавняя! Вы – ветки обломаны, лавины истаявши, алмазы расколоты. 153.Разорено Тророво гнездо, перебиты могучи сыны – все пали, один за одним. 154.Отсечена голова Трора в кровавой долине, сгинул в оврагах тенистых Траин Второй, 155.повержен в грозной войне Фреин несчастный, истерзан когтями врагов у скалы остроглавой Торин Дубощит многославный. 156.И вы, молодые наследники славы отцов, ушли в тишину холодных чертогов. 157.Неужто это правда вашего рода? 158.Судьба то и рок, 159.семейное бремя и путь. 160.Молодые сердца бились громко и верно, пока стрелы и копья 161.не разверзли вам грудь. Вы пали как соколы, крылья сложившие; 162.вы пали, щитами закрыв не себя, а того, кто к дому родному мечом и словом прокладывал путь. 163.Тем славны, герои Кхазада! Судьба настигает каждого – обитатели белых чертогов спокойны. Единый стук сердца – стук могучего вечного сердца горы, 164.мерно шумящий, глубинный барабан ледяной. 165.Покоем объяты гробницы от самых недр земли, ступень за ступенью. За каждой гробницей – сна ходы бесконечные, глубины бескрайние непреклонной вершины. 166.В беззвучных чертогах сна, невидимых всем, 168.чье тело гробницу свою не нашло под вершиною белой, 169.время иначе течет, равняясь на бой барабана подгорного. 170.Здесь в недрах земли, открывши глаза и узревши пустынные залы, не может узнать, где оказался, брат младший, сын Дис, горной сестры. 171.Встает и блуждает во мраке холодном и ищет не выход, не пламени свет, а брата родного. 172. «Кто победителем вышел брани кровавой? Как кончился бой? Где брат мой, с которым 173.бок о бок стоял? Какими силами оказался я здесь, в тишине и прохладе, 174.тогда как мгновенье назад окружен был огнем и громом металла?» - так думает и шагов не слышит своих, как если б 175.не камень холодный, а травы ковер под ногами беззвучно стелился. 176.Не виден край и конец пещере могучей, нет стен и крова скалистого – лишь камни молчащие под сапогами и влага земная. 177.Что остры клыки зверя великого, камни тянутся вверх здесь и там, пиками в черные глубины глядятся,178.а он все бредет и теряет надежду. Вдруг свет замерцал впереди, блеклый и странный, 179.то теряющий яркость, то блеском серебряным горящий опять. 180.То озеро подгорное медью начищенной раскинуло крылья. 181.У воды, блистающей светом со дна, фигура стоит. 182.К ней направляется уставший странник мрака пещерного. 183. «Ты обитатель этих ходов или так же, как я, гость и невольный здесь странник?» - фигуру спросил, а она, обернувшись так отвечает: 184.«Не гость я, не странник – я здесь, как и ты, жилец полноправный». 185.Брат старший возлюбленный пред братом меньшим стоит, освещенный сиянием озера.186.Хочет обнять [младший старшего], встречей обрадованный, но словно в камень обратились ноги и руки, 187.и не сделать ни шагу. Тогда говорит: «Как оказались мы тут? Что за место таинственное 188.и озеро странное? Ты знаешь ответы, мой брат? Не молчи, объясни мне».189. «Успеешь еще все вопросы задать, - ему старший отвечает спокойно и в серебряной чаше воды 190.приподносит озерной. – Испей, не страшись озера горного. Усталость исчезнет, стоит прохладной и чистой воды изведать 191.из сути земли». Но младший главой покачал: 192. «Нашедши тебя, можно на поиск ответов отправиться, брат, коль 193.неизвестны тебе правды холодных пещер. Не жажда меня тяготит, 194.но место это безрадостно. Ты можешь идти? 195.Раны твои не много ль мучений тебе причиняют?». 196. И старший так отвечает: «Посмотри на меня: видишь ли ты хоть одну из тех, 197.что получил я в бою? Их нет ни одной». И младший в веселье слепом восклицает: 198. «Так лучше для нас! Намерен я выведать правду о месте сем странном, но 199.избавление от ранений – на зло не похоже!». Бредут в тишине пространства подгорного. 200.Чем дальше идут, тем воздух острее от холода, 201.тем чаще слышат – капели шорох. 202.Нет здесь ничего, что живым бы казалось – не нарушаема тишь шорохом крыльев летучих мышей. 203.Пещеры все уже, стянулись скал шершавые стены, 204.сети ходов опутали братьев, и мрак все сгущается. 205.Думает так младший: «В душе страх и сомненья теснятся, 206.но не высказать их. Отчего не сказать, что на сердце, кому каждый секрет доверял как себе самому? 207.То законы этого странного места, нет слов здесь для чувств выраженья. 208.Но разве не изваяния каменные того не умеют, 209.что в мраморе лики героев хранят? Молчат горделивые и лишь в песнях 210.деяния свои совершают. Стоят же теперь немы и бездвижны». 211.Ходами, как крови потоками изрезана скала, мраком полная. 212.Вдруг перед братьями ступень за ступенью лестница под ноги 213.ложится и вниз, в мрак густой и безмолвный, зовет как на дно коварноводного озера. 214. «Ах, брат, не к добру этот ход, я чувствую сердцем. Нам стоит вернуться 215.и другую дорогу искать!» - отказался дальше идти и на месте стоит. 216.Ему старший так отвечает: «Мы в темноте брели долгое время, отчего эти ступени 217.тебе не по нраву? Не видишь ты, сияет там солнечный свет, 218.то выход отсюда!». Но младший назад отступает, не видит он света. 219. «Смотри же вниз, брат мой! Там тени из мрака выходят! Взбираются к нам, что за создания?».220.И вот по ступеням, из мрака густого безмолвного в золота блеске король-повелитель увенчанный сказаний наследием221.Траин Первый царственной поступью навстречу братьям выходит. 222.Король-основатель! Изгнанники Кхазад-Дума бежавшие 223.от пламени демона сквозь века пронесут твое имя. 224.Ты заложил нового века основы, заключил сей союз многославный со скалокронной вершиной. 225.Мимо братьев проходит, в славы сиянье, с дорожным посохом и взором орлиным,226. как если бы взглядом искал блеск снегов непреклонной скалы. 227. «Преклони непокрытую голову, брат, - просит старший тотчас. – Коронован наш предок и славен». 228.Но как только в молчанье уходит Траин-король, вновь старший [обращается к младшему]: 229. «Стой смирно теперь. Этот – наш враг и шрам несводимый». 230.Из мрака густого безмолвного красный пламень ступень за ступенью весь ход опаляет, 231.но жара не чувствуют братья. Вот рев разорвал тишину, но бессилен 232.звук перед камнем холодным. «Как это возможно? – брат меньший у старшего вопрошает.233. – Дракон то иль демон? Дракона убил человек, нет змея отныне! Неужто то монстр глубин, из древности выход нашедший?». 234.Так старший спокойно ответил: «Дракон это, брат, неужели не видишь? 235.Царапает когтями камень и воет от боли, огонь изрыгает, 236.бессилен и слаб. Мучал он Одинокую Гору – вовек не отмучаться теперь 237.самому». Младший в сомненье смотрит туда, где 238.мрак густой поглощает волну за волной пламени красного, пока не исчезнет яростный свет. Замолкнул дракон, исчез и истаял, как свеча потушенная или факел залитый ледяною водой. 239. «Я знал, что не стоит спускаться туда, вот снова странная тень подбирается ближе! Пойдем же отсюда, мой брат!». 240.Но брат дожидается тени, стоит недвижим и спокоен. 241.Вот миновала ступени и вышла из мрака густого безмолвного фигура, и в серебряном свете возник перед ними 242.Торин Второй, Дубощит многославный. 243.Печален и тих, Аркенстоном проход себе освещает, 244.мгновенье стоит у сынов сестры горных вершин. 245.С тоской глядит на обоих, ибо не только горным вершинам была сестрой прекрасная Дис.246.Дубощит, Подгорный Король, деянья твои переживут песни и эти! 247.Ты первый повел нас туда, где пламя и дым, чтобы вернуть сокровища предков 248.и гордость! Кхазад никогда не забудет тебя, не имеющий равных сын горных пещер! 249.Проходит он мимо, как бесплотная тень и во мрак удаляется. 250.Младший из братьев рад дяде родному: «Брат мой, вот король многославный! 251.И он здесь, как мы, очутился! Быть может, ему ответы известны?». 252.Омрачнен старший брат, отвечает не сразу. Когда отвечает, то так говорит: «Брат мой, мертвым сном спит Наина Первого сын, 253.повержен стрелАми людей Смауг Золотой. Брат мой, 254.признайся себе, что среди мертвых теней не могут живые ходить». 255. «Но Торин не тень, - отвечает так младший. – Не тень же на троне воссядет!». 256. «Он тень, как и отец-основатель, как ящер-захватчик, и как ты или я». 257.Не верит меньший из братьев жестоким словам. 258.На шаг отступает от брата: «Брат мне ты или не брат, отвечай?». 259. «Я брат тебе, а Дис черноглавая – матерь. 260.Я брат твой и потому отвести тебя дальше, 261.к сердцу Одинокой Горы собираюсь. 262.Не будь слеп и упрям – от первой стрелы ты сумел защититься, 263.от жала меча, распоровшего бок, поднялся, 264.и сражался до тех пор, пока щит не разбился, 265.расколотый палицей коварного орка.266.От этого удара повержен на землю, поднялся,267.закрывши короля от ударов, но 268.после стрелы второй, вцепившейся в горло, 269.подобно голодной собаке, подняться не смог». 270.От речи все больше обида, 271.ведь правду горще вина, несет каждое из сказанных слов. 272.«Возьми меня за руку – мы дальше пойдем, прочь из холода этого!». 273.Но младший еще на шаг отступает от лестницы мрачной. 274.Не хочет он дальше идти, а хочет победы и славы плодов. 275.Сквозь мрак и прохладу доносится пира шум, веселье Кхазада. 276. «Не желаю с тобою идти, - отвечает так младший. – Мне холод могильный даром не нужен, 277.я выход найду и с матерью свижусь. 278.Иди ты со мной, если хочешь, но я с тобой своею охотой пойти – не пойду». 279.И так отвечая, младший бросается прочь, оставив ступени и брата и тени – все за плечами.
280.Шаг за шагом вечность молчащую мерит шагами, 281.но невозможно достигнуть границы. 282.Невозможно пройти лабиринт тишины, 283.изменчивый, как металл раскаленный. 284.Шершавая шкура скалы покрывает проход за проходом, 285.нет пути прочь из мрака пещерного 286.к шуму гулянья Кхазада. 287.Стучат чаши серебряны, гремят блюда златые и слышны смех и веселье, 288.но безвозвратно жизни тепло. 289.Обессилен, кричит и зовет, 290.и падает наземь, и слезы соленые с землею мешает. 291. «Прочь из безмолвной тьмы, мне шум Кхазада милее всех холодных ходов! 292.Вернуться обратно, увидеть радость подгорного племени, 293.испить крепкого победы вина, 294.обнять мудрую мать! Увидеть Одинокую Вершину полной гордости и славы сияньем! 295.Вернуться назад и увидеть тот дом, 296.что искали мы столько! 297.Коварна клыкастая узница, лишь мельком ты вспыхнула 298.перед глазами восторженными, 299.и тут же померкла, меня поглотила и 300.вот уж я узник, как ты столько лет. Зачем ты жестока и зла с теми, 301.кто полмира прошел, ради сияния снегов драгоценной вершины? Как можешь ты быть 302.столь жестока к верным подгорным сынам? 303.Иль выжег жестоким огнем Смауг твое сердце, 304.так восхваляемо в сказаниях предков? Затем ли звал Торин нас следом, 305.чтоб столько опасностей молча пройти, но пасть 306.у самой вершины коварной? Я дом свой узнать не успел, 307.как пал и исчез! 308. Эй, Кхазад, весельем шумящий! 309. На костях ваше празднество! В кубках кровь – не вино! Вы со счастьем гуляете, 310.оплаченным выкупом жизней!». 305.Отчаяньем полон и скорбью, так плачет обреченный кхузд молодой, 306.не слыша себя, и волнуя пространство 307.камней. Нет слов здесь для чувств выраженья, 308.но скорбь та великая заново слова создает, 309.ведь он не смирился с судьбою. 310. «Верни мне радость похода, 311.дай праздник справить победы!» 312.Слово за словом, дрожат стены чертогов. 313.Все громче слышен Кхазад, не замолкает веселье тогда, 314.когда старший из братьев приходит. 315.Великий плач младшего сына Дис черноглавой 316.привел его в эти пещеры далекие. 317. «Не скалокронная тебя погубила, а раны смертельные. 318.За что ты винишь сердце горы, если 319.она только благо тебе сотворила? 320.Ты здесь – потому что живое сердце скалы 321.сребровершинной тебя в герои свои приняла. 322.Отныне ты вместе с прославленными, 323.достойный памяти предков, и кости твои 324.будут с их костьми землю держать». Младший словам не внимает, 325.в горе царапает шкуру скалистую. 326. «Ты славен, мой брат, ты брани кровавой 327.был духом жестоким! Ты достоин чести подобной, 328.но мне становится героем сказаний рано – я жизни не видел!». 329.Каждое слово громом в скале отдается, трещинами покрылся панцирь чертогов холодных. 330.Горе пространство колеблет, нарушены законы подсердечных проходов горы. 331. «Мы оба достойны чести такой, - так старший отвечает голос повысив, 332. – Станем в горячем сердце единоглавой бок о бок, 334.пролили кровь за нее – она нам отплатит вечным покоем». 335. Младший словам не внимает, 336.в горе царапает шкуру скалистую. 337. «Если ты брат мне, меня отпусти! 338.Увы мне, пленнику мрака! Верни дом и семью, 339.коварная узница! За что запираешь вольных детей своих, 340.как сундуки, гордости полны? Верни мне праздника шум, 341.сироте и бедняку! Неприкаян и брошен 342.во мрак беспросветный, я дом не обрел, 343.я побед не изведал! Мне матери добрых слов 344.не услышать отныне! Увы мне, увы!». От плача великого 345.дрогнул старший из братьев. Не может ответить, слова позабыв утешенья. 346. А младший, поднявши лицо, слезами омытое, горестно просит и молит и плачет: 347. «Помоги мне, если ты брат! Нет сил то терпеть, 438.что мне уготовано. Научи меня, как мне принять 439.ту судьбу, что с гордостью королей 440.ты пронесешь через сердце горы! Не бросай меня, 441.брат мой возлюбленный! В горе великом, помоги брату младшему!». 442. Все сильнее дрожит мрак подгорный, 443.горячими словами как гневом дракона 444.терзаем. В тот миг решается старший из братьев 445.и младшего с земли поднимает. «Слезы утри, 446.недостойны рыдания воина подгорного племени. 447.Теперь ты герой, погребенный со славными предками. 448.Не можешь постичь ты той чести? 449.Тогда покажу тебе то, что уплачено кровью твоею и слезами матери нашей. 450.Верь мне, и я покажу тебе правду. Ты встретишь судьбу, 452.и станешь со мною на равных. Идем же сейчас, не медли, мой брат!». 453.И двинувшись в путь, пошли прочь от всех тех ходов, что уже исходили. 454.Находят подъемы и ступени забытые, 455.старший вперед пробирается смело. 456.Все выше взбираются, как будто прочь от земли оторваться решили, 457.иль обмануть скалокронную свою госпожу. 458.Шумит весельем Кхазад, песни звучат и нет конца тому празднеству буйному. 459.Бредет за старшим из братьев, и отчаянье каждый шаг умножает. 460.Скала содрогается гневом, но дальше и выше взбираются 461.паутину сердечных ходов разгадав. 462. Негодует гора, камень дрожит – но старший ведет за собою, 463.без страха все выше идет, все выше наверх, поднимаясь. 464.Но вот младший из братьев к горю услышал: то голос родной и знакомый. 465. «Куда ты ведешь меня, брат? Неужто не слышишь – мать вспоминает о нас! 466.Вернемся скорее!» - так говорит и стремится назад. 467. «Там выхода нет, за мною иди!» - старший назад не пускает и силой вперед идти заставляет. 468. Все дальше идут, все сильней недовольство горы. 469.Гневны вершины, когда нарушают порядки – обид не допустят, 470.лишь сильное сердце простят, лишь тому равно, что в глубине их мощи стучат. 471.Выходят в просторные залы, и слепнут от яркости солнца, 472.что белыми лучами сквозь высеченные далекие окна пустоту освещают. 473. «Что за место, куда ты привел меня? Я не слышу себя, здесь шумно от веселия пира!» - и голову обхватив, 474.так младший воскликнул. Не слышит шума того старший из братьев. 475. «Всмотрись ты получше. Не здесь ли Дубощит многославный нас наставлял перед битвой? 476.То призрак нашего дома, тень Эребора-дворца. Ты слышишь Кхазад? 477.Он тут, но завеса миров не пропустит нас брат. 478.Не выйти отсюда, хоть бы слезами всю гору умыл. 479.Не отпустит владычица нас, на это право ее и подгорный закон». Молчащие залы 480.окинул он взглядом и дальше пошел. Все выглядит так, как запомнили братья, 481.но то тень лишь от жизни, ее отраженье и сон. 482.Сквозь арку пройти собираются дальше, как вдруг, 483.словно треснув, скала содрогнулась. И сверху, словно вмиг став жидким и шумным, 484.вниз хлынуло небо водою. 485.Затянув палантином арку могучую, рычит и бушует, 486.стихия воды ледяная. Вот уж каменный пол весь укрыла, но все низвергается с воем, 487.грозясь и шипя. «Проход нам закрыт, - восклицает так младший из братьев. – Коварна скала, госпожа непреклонная! 488.Не дает она младшему брату помочь, 489.мучает нас и утопит теперь же!». Но старший, казалось, воды не заметил. «Ты прав, 490.что вершина пускать нас вперед не желает. 491.Но назад мы вернуться не можем. 492.Я истину обещал тебе показать, 493.и это ей тоже известно. 494.То трусость и глупость – 495.на месте стоять. Нам дальше положено путь проложить, 496.и я не намерен уйти без тебя в сердце горы многославной». 497.Так говорит: «Не страшись коварных потоков, 498.вреда не причинит нам ни капля. 499.То призраки и тени бесплотны и пусты. 500.Вода сталь закаляет, мой брат. Не дрогни!». И сквозь бушующий водопад ровно проходит. 501.Следом за ним – младший из братьев. Не тронула его ни единая капля, 502.как будто то был туман или дым, что незаметен для тела. 503.Так дальше идут, а младший дивится проходам. Пуст сон подгорный, 504.корридоры молчат. Кхазад уж не слышно. 505.Они дальше идут, зал за залом шагами измерив, приближаются к высоким вратам в далеке. 506.Лестница ввысь между узких стен пролегает. 507.Но нельзя позабыть, что скала откажет проходу свободному, 508.обид не допустит и возвратить пожелает. 509.Вот вспыхнул пламенем страшным весь зал, захлопнулись двери. 510.Повсюду бушует пожар, сравнимый с огнем лишь Погибели Дурина, 511.отравленный дым заполняет пространство. «Скажи мне, мой брат! – в ужасе младший кричит. 512.-Как выбраться нам? Неужели мы сгинем в жаре и копоти, 513.как воины древнейшего царства?». 514. «Помни – ты призраков видишь враждебных. 515.Они только дух твой смущают, 516.а плоти уж нет – не страшен нам пламень. 517.Смело иди вслед ты за мною: огонь – прародитель камней!». 518. И отринув наважденье кошмара, он смело в пламя вступает. 519. «За ним я пошел в жар битвы, за ним я пойду и в жар от костра» - так младший из братьев решает, 520.и следом за старшим идет. Не тронули их ярости языки, 521.невредимы достигли сквозь гул и треск двери далекой. 522.Обернулся [по-видимому, младший], но пламени уже не увидел – вновь тишина и прохлада 523.дохнула равнодушием скалокронной вершины. 524. «Не отставай, - говорит так старший из братьев. – Мы близко уже. Нарушим законы подгорного мира, 525.прощенье заслужим – не отставай». 526.И долго взбираются вверх по узкому ходу. Крутые ступени обманов полны, 527.осыпается камень песком. Не видно конца крутому тоннелю. 528.Свет, что был позади уж померк, но все не видно вершины ступеней – 529.нескончайм коридор. «Уверен ты в этом проходе?» - вопрос задает младший брат брату. 530. «Я верить тебе приказал, - отвечает так старший. – Так верь мне и дальше иди». 531.Устали уж оба и сбились с дыханья, но вот перед ними конец. 532.Бесчетны ступени к глухой их стене привели. 533. «Тем ходом ошибся ты, брат! – в изнеможенье на камень шершавый брат меньший присел. 534. – Вернемся назад. Все бесполезно. Ты показал мне всю правду, 535.ее я усвоил. Скала не отпустит нас прочь, 536.она запирает нас в вечность. Вернемся обратно, чуть отдохнув». 537.Но старший, едва отдышавшись, так говорит: «Уваженью камня учат нас с детства, 538.но нет той стены, что кхузд не пройдет. 539.Дай камень мне, брат, я разрушу виденье, мы дальше пройдем, не уступим теперь». 540.И камнем о камень, скалой о скалу ударяет тот, в чьем сердце 541.долг и любовь воедино срослись. Горячее сердце остыть не успело, 542.с каждым ударом камня о камень оно разгоняется и громче стучит. 543.И вот, будто лед ненадежный, растрескалась перед ними стена. 544.Удар за ударом – и хлынуло солнце во тьму, 545.как дикий зверь разорвав сырость и мрак. 546.Плечом разбивает остаток камней – и вот уже выход на свет. 547. «Выйди со мною, я покажу 548.за что проливает Дис черноглавая слезы». 548.Переступает каменный порог, из мрака в слепящую синь выходя. 549.Привыкнув к сиянью, глаза распахнул – и тот час забыл, что зияет мраком пещеры проход позади. 550.Вершина скалы под ногами, и выше лишь снег, что сливается с небом лазурным. 551.Внизу далеко – пышнозелены холмы растеклись, дождями напоены. 552.Озера вдали в солнце лучах как в кольчуге парадной. 553.Осенним пожаром пылают леса Лихолесья, 554.кроны деревьев качает ветер могучий. 555.Несется он со снежной вершины, прохладу даря земле от лета горячей, 556.слетает к лугам, неудержимо несется вперед, тревожа каждый росток, 557.все сил набирает, рябью живою скользит по озерам, 558.взмывает все выше, ныряет в леса и там, в тенистых оврагах 559.устав, засыпает. Все жизнью здесь дышит, 560.осени драгоценными красками сияет весь край. 561.В озерное дно кости драконьи ушли, 562.поросли вновь поля вереска буйного волнами. 563.Отстроен город людей, 564.вечными тайнами шепчутся кроны деревьев Лихолесья далекого. 565.Свобода здесь поселилась, пламя и тень отступили. 566.Теперь и отныне свободны народы от зла и от страха! 567.Вернули земли свои, и гордость свою, и славу свою. 568.Отныне ярче сиянья снегов Баразинбара великого, 569.сиянье победы стройной вершины. 570.Славное племя! Много горя изведав, 571.претерпев те лишенья, что народам другим не снести, 572.гордость свою сохранили и славу вернули, 573.чтоб знали потомки и с честью наследство несли.574.Так говорить начинает, молчанье нарушив, 575.старший из братьев-героев Кхазада: 576. «Взгляни на луга и озера, взгляни на леса вдалеке и на чистое небо, 577.нет копоти, дыма не видно. Здоров и в цвету этот край. 578.Вершины земли в ликованье пылают 579.снега ледяными огнями – свободна младая сестра. 580.Прекрасны алмазы, опалы, рубины, 581.но знаешь, как добывает их племя подгорное – то дело труда, 582.упорства и боли. За каждым грани сиянья – 583.тяжелых работ долгие годы. Так, под землею сырой, 584.борятся с камня породой, не слышны здесь стук топоров и мотыг перезвон. 585.Смотри же на осень, мой брат. 586.Спокойны холмы, счастливы люди. Отплачен наш дом. 587.Но, как и алмазы, так Кхазада очаг – дело труда, кровавых рубцов и слез материнских. 588.Чтоб солнце сияло, как грани алмаза, 589.в темное сердце скалы возвращенной, 590.уходит, как в шахты, работник войны. 591.Оплачен цветущий край и озер ясный блеск, 592.сполна заплатили. С почтеньем принимает сей дар вершина свободная. 593.Наш союз справедлив и основан по чести. Ее процветанье – труд наш и пот, 594.богатство и гордость Кхазада – ее процветанье и жилы златые. 595.Затем прекрасная Дис плачет слезы, 596.затем мы уходим в подсердечные проходы скалы, 597.чтоб все здесь чистым блеском алмаза взор услаждало. 598.За то мы уходим, чтоб скалокронная надежной громадой росла 599.и крепла из столетья в столетье. 600.За то мы уходим, чтоб гордость Кхазада питать, 601.чтоб были герои, которых запомнят». И долго молчанье вершину ту укрывает, 602.где, победив законы скалы, два брата стоят. 603.Могучих лишь сердцем готова вершина простить, 604.лишь тех, чьи сердца не уступят тому, что века отмеряет в ее глубине. 605.Лишь героев пропустит она и простит, 606.уступок для прочих не зная. 607. «Я слишком быстро покинул тот мир, 608.который хотел весь изведать. 609.Вот он, у подножья могучей приник, 610.уж сон и далекая небыль». 611.Так начинает ответ младший брат, сердцем услышав каждое слово. 612. «Ты истину мне обещал показать, чтоб я принял судьбу. 613.Ты прав был и верен остался, 614.я понял, о чем говорил ты теперь. 615.За то мы уходим, чтоб гордость Кхазаду вернуть. 616.То ложь бы была и глупость, коль против порядка пошел бы. 617.Закон то племени славного – союз с вершиной держать. 618.Я глуп был и слаб, ты меня изменил. 619.Чтоб солнце касалось земли, в сырость ее мы уходим. 620.Я понял все, брат. Ты прости, 621.всю слабость, что видел во мне. Вернемся назад. 622.Я снова слышу Кхазада гулянье, и если нарушен порядок вещей, 623.и есть хоть возможность одна, я матери лик повидаю, 624.увижу лишь мельком, а там – за тобой. 625.Идем же теперь». И в сумрак пещеры вернулись тотчас, закрылся проход, словно рана. 626.Ступени недолги теперь и светлы, и смех вдалеке тот Кхазада.
627. Послушайте, как правду поет молчаливый камЕнь. 628. Три лета минуло, как гордый Кхазад славу вернул и богатства. 629.Возлюбленный подгорный народ, излечил ты раны глубокие, 630.позабыл о скитаниях, унижений не помнишь! 631.Стойкий народ, могуч ты, силен и нет никого, кто сравнится с тобою! 632.Три лета прошло, и вот ты воспрянул, восстал из пепла и пыли. 633.Но в благополучье и счастье позабыли о том, как жили без дома, 634.как страданья терпели. Не в том наша гордость, 635.не в громких пирах, не в песнях побед. 636.Вся гордость и честь, та, что потомкам достанется нашим, в верности непреклонной законам Кхазада. 637.В скитаниях долгих, в нужде и обиде, 638.народ оставался честен и горд. 639.Пламя лизало священные залы, 640.Смауг отнимал молодую вершину, 641.но как бы народ не страдал – Кхазад оставался Кхазадом. 642.Наш род непреклонен и стоек: 643.как суровые ветры и косые дожди скал не сломают, 644.так беды и горе не сломят Кхазад. 645.Вот пир тот широкий качает весь зал, 646.гремят чаши с вином, не слышно уж песен певцов 647.за грохотом празднества. 648.Король не внимает тем мудрым словам, 649.не хочет вспоминать о печалях. 650.Прекрасная Дис молча стоит, не по сердцу ей безумство веселья. 651.Она поправляет косы цвета угля и говорит, сожалением каждый звук наполняя: 652.«Если свободно сердце горы, неужто, не может она 138.в благодарность дать мне проститься с семьей?» 653.Черноглавая Дис, сестра горных вершин, тоска в том твоя, 654.что не с кем всю скорбь разделить. 655.Вдали от тебя пали братья твои, а затем сыновья. 656.Вот уже дом возвращен, но нет в том покоя. 657.Не видела ты гибели тех, кто дороже тебе снега вершинного. 658.Не была ты рядом тогда, когда в землю их кровь уходила, 659.драгоценные камни в шкуре земли украшая. 670.Не было счастья вернуться – 671.первым, что дома застала подгорная дева – 672.гробницы три мрамора белого. 673.Вернул гордый Кхазад дом свой любимый, 674.а ты потеряла все то, чем жила. 675.Пусть помнят тебя гордой принцессой, равной холодным вершинам, 676.пусть никогда не узнаю, что дом тот без них для тебя опустел. 677.Но что-то не так в зале шумном, 678.Кхазад постепенно все тише поет и кричит, 679.король, удивлен, вопрошает: 680. «В чем дело, подгорный народ? Отчего замирает веселье? 681.Вина не хватает иль сон одолел? Пируйте, пируйте на славу! 682.Отчего затихают все песни? Порваны струны иль слова позабыты? Танцуйте и пойте, пусть песни гремят!». 683.Но все замирают в испуге. Толпа расступилась и в центре стоят 684.как будто из плоти и крови два брата, сыновья опечаленной Дис. 685.Молчат и взирают устало. Что младший из них – как будто бы ищет кого-то, 686.боясь не найти. 687.Прекрасная Дис не верит виденью. 688.В сомненье делает шаг, но на два отступает. 689.Но стоило сыну глазами глаз матери прекрасной найти – 690.она бросается к ним, будто виденье исчезнет тотчас. 691.Наблюдает Кхазад и дивится. «Неужели я вижу вас так, как вижу вокруг весь народ замеревший? 692.Сыновья ли мои предо мною или то зренья обман? Живы ли вы или сон я ночной вспоминаю?». 693. Она смотрит на них, молчанье хранящих, но нет в них неправды. 694.Как помнила каждого – такими стоят, 695.сыны горных вершин, кровь королевского рода. 696.Дублеты дорожные, отделкой искусной украшены, 697.мехом лисицы подбиты плащи, на плечах у каждого удержаны 698.брошью. Широкими поясами крепкие станы обхвачены, пряжки блестят. 699.В пыли и долгой дороги следах тяжелые сапоги дорогие. 700.В волосах – косы, с заколками крепкими. 701.Все так же, как запомнила прекрасная Дис, 702.сыновей провожая. Слезы в синих глазах задрожали, 703.берет за руки братьев, холодом снегов обжигаясь. 704.«Не живы мы, добрая Дис, 705. –отвечают. – Мы пали в битве кровавой, давно уже бродим в подсердечных проходах горы, 706.где время иначе течет, и года 707.там проходят как дни. Нарушив законы тех сонных пещер, 708.мы утешить тебя возвратились». Прекрасная Дис внимает словам, и слезы текут по бледным щекам: 709. «Я лью по вам слезы, родные мои, 710.не зная покоя. Вы пали, нам дом возвратив, 711.но для матери каждой дороже покоев и громких побед – 712.дети живые». Но младший, ласково матерь обняв, наставляет: 713. «Смотри на веселье Кхазада и знай – слезы твои справедливая плата. 714.Есть время для слез, а есть для веселья. 715.Алмазы ручьев, солнца яркого злато, изумруды растущей травы – обмен этот честный за сон под горой. 716.Доколь свободен наш гордый народ, ты знай и запомни – мы рядом с тобой. 717.Мы спящие воины, на страже покоя дневных дел и забот. 718.Ты будешь нас видеть в добыче из шахт, 719.в залах свободных, затихших, 720.в веселых пирах и играх детей, 721.мечтами о славных победах живущих. 722.Лей слезы по нам, милая мать. Мы того заслужили, 723.но героев нельзя оскорблять, 724.желая их возвращенья. Цени каждый день, за которой мы заплатили, себя не жалей. Пусть помнит Кхазад нас как тех, 725.кто в горное сердце ушел ради славы и силы народа». И руки вершинного снега белей 726.отпускает. Оба замолкли, лишь взглядом простились и вот уж в прохладу теней отступают. 727.Померкло виденье. Прекрасная Дис неподвижно стоит. 728.Долго Кхазад молчанье хранил, поражен и задумчив. 729.Затих подгорный народ, будто в сон погружен и печален. 730.Так было в то лето, третье после брани кровавой. 731.Запомнят победу ту птицы, и звери, и эльфы, и люди 732.-участники эпохи сраженья народов. Много песен сложено будет, 732.но правду едину сохранит только сердце твердыни, ибо лишь горы 733.все помнят и врать не умеют. Три лета минуло, но слышны еще металла оглушительный гром, и стрел листопад, и земли протяжный стон, 734.и пламени блеск драгоценный.

@темы: арда, гномы, кхазад, толкин, торин, фанфики, хоббит, эпос, эребор

URL
   

Многоликая Фасоль

главная